Биография джазового гитариста Reinhardt Django
Биографии звезд джаза . История джаза . Ноты джазовых стандартов . История музыкальных инструментов . джаз Миди . джаз MP3 . джаз Фотогалерея . Учебные пособия . Ссылки . джаз Форум . Контакт . Словарь джазовых терминов . главная

Приобщил Рейнхарда к профессиональным контрактам Jean Sablon, искавший новый саунд и сам крунер с большим стажем. Он приглашал Рейнхарда в качестве своего аккомпаниатора в различные престижные парижские клубы, такие как "Elysee Palace" или "Rococo", а также "Monseigneur" в Лондоне. Они стали друзьями и частенько наведывались в клуб "Croix du Sud" на Монпарнасе, послушать лучшего тогда парижского саксофониста Andre Ekyan. В этом клубе и произошла историческая встреча Джанго Рейнхарда и Стефана Грапелли. .

Грапелли только что вернулся из турне по Аргентине, где он выступал в основном как пианист с одним из типичных для того времени "синкопирующих оркестров". В Париже он играл на Монпарнасе на скрипке и иногда саксофоне. Рассказывают, что Рейнхардт не сразу набрался смелости познакомится с Грапелли, смущаясь его внешней уверенности в себе. Потребовалось время, чтобы они распознали друг в друге общую страсть к музыке, в первую очередь к джазу, которая и удерживала их вместе на всем протяжении долгого, подчас непростого совместного творчества. Этот музыкальный союз дал рождение новому звучанию. Гитарно-скрипичный дуэт в короткой тогда истории джаза уже существовал - известно, в частности, что Джанго Рейнхард был знаком с записями Eddie Lang и Joe Venuti. Но если Venuti и Lang стали первооткрывателями такого вида камерного джаза, то Грапелли и Рейнхард вдохнули в него гений.

Поначалу их партнерство носило непостоянный характер - случайные приглашения или студийные записи оркестров. Последние представляли собой не гигантские "симфонические джазовые оркестры", весьма распространенные в те годы, а небольшие "горячие" группы, опекавшиеся покровителями французских джазовых талантов (Pierre Allier, Alex Renard, Noel Chiboust, Combelle, Ekyan, и других) типа Michel Warlop или Guy Paquinet. Вспоминая те дни, Граппели отмечал позднее: "Любители джаза были редки в те времена в Париже, и я сомневался, стоит ли пробовать играть такую современную музыку на таком однозначно классическом инструменте, как скрипка. И лишь настойчивость Джанго и его талант смогли развеять мои опасения".

Сомнения Грапелли были вполне обоснованны. Играть джаз в те годы было непросто. Первое появление самого Грапелли на сцене с группой The Gregorians в 1930 г. было встречено демонстративным неодобрением со стороны публики, а одна из присутствовавших дам, как рассказывали, вовсю свистела в судейский свисток. "Соло Грапелли было практически неслышно из-за недовольных криков" - вспоминал Hugue Pannassie, один из самых первых ценителей подобной музыки во Франции. По словам аккордеониста Jo Privat, "в танцевальных залах тогда висели таблички - "No swing dancing". Свинг мог спровоцировать перебранку или драку. Парням, любившим крепко прижимать к себе девчонок во время танцев, это не нравилось."

Если Грапелли довольствовался сперва скромной ролью пианиста, то Джанго вовсю проявлял свой талант аккомпаниатора, который придал ему известность и спрос со стороны музыкантов и певцов (именно Jean Sablon первым начал исполнять свинговые мелодии на французском, за ним последовали Jean Tranchant, Jacotte Perrier, Micheline Day, Charles Trenet, и другие). Благодаря своей известности, весной 1933 г. или немного позднее он попал в орбиту внимания Hot Club de France. Это небольшое общество французских энтузиастов джаза вдохновлялось и возглавлялось Hugues Panassie и Charles Delaunay. Поначалу они собирались для совместного музицирования и изучения американских джазовых записей, но затем, пытаясь расширить свою деятельность, перешли к организации джазовых концертов, привлекая сперва заезжих американских исполнителей, а потом и пробующих играть джаз французов. Создание прославившего Д.Рейнхарда и С.Грапелли Квинтета Hot Club de France (Quintette du Hot Club de France) было прямым результатом попыток клуба набрать группу, целиком состоящую из французских музыкантов.

Предшественником будущего Квинтета стал небольшой оркестр, который предприимчивый Louis Van собрал для выступлений на вечеринках типа "чай и танцы" ("thes-dansants") в Claridge's Hotel на Елисейских полях. В него вошли сливки парижского джазменского сообщества, но конечно, не могло быть и речи о том, чтобы играть живой джаз в этом пафосном дворце; в его меню была лишь чинная "столовая" музыка. Музыканты с нетерпением ожидали перерывов между номерами, которые вскоре приобрели для них самостоятельную ценность.

Однажды, где-то в середине 1934 г., готовясь к очередному выступлению, Джанго и Стефан Грапелли затеяли импровизацию на популярные джазовые стандарты тех лет (вроде Dinah, Lady Be Good, Tiger Rag). От случая к случаю подобные занятия стали регулярными. "Джанго и я, - вспоминал С.Грапелли, - обычно проводили перерывы между выступлениями на старой пыльной софе за сценой. Разумеется, Джанго всегда держал гитару при себе и иногда потихоньку пощипывал струны во время таких пауз. Однажды, когда я настраивал скрипку, мы вдруг спонтанно заиграли тему Dinah, просто так, для себя, и начавши играть, уже не смогли остановиться. Постепенно к нам присоединились и другие - брат Джанго Жозеф, Roger Chaput, Louis Vola на басу. Мы оба были зачарованы звуком, который выдавали, и конечно играли и другие вещи. С какого-то момента мы уже не могли дождаться перерывов." Отработав свое время в ресторанах и клубах, они собирались в пивной "Alsace" и допоздна джемовали там в свое удовольствие. Никто из них не мог и подумать тогда, во что выльются эти занятия "для души".

Мир мог бы никогда не услышать о квинтете Рейнхарда и Грапелли, если бы организаторы Hot Club не узнали о происходящем и не взялись за продвижение "джаза без ударных и труб". Но и тогда все развивалось не просто. В сентябре 1934 г. были организованы пробные выступления во "Florence", с последующей записью для компании Odeon. Однако в компании сначала решили не выпускать записанное под названием "Delaunay's Jazz Quintet", найдя эту группу "слишком современной, и не вняв предложению Рейнхарда добавить вокала для того чтобы сделать запись "более коммерческой". Это решение было серьезным разочарованием для музыкантов, однако Pierre Nourry более чем кто-либо другой был решительно настроен добиваться продвижения "нового горячего звучания джаза" - именно так группа была представлена на плакатах, извещавших о знаменитом концерте в Ecole Normale de Musique 2 декабря 1934 г., концерте, который и ознаменовал рождение Quintette du Hot Club de France и стал отсчетом их восхождения по лестнице славы и успеха. Тогдашние слушатели, весьма настороженно встретившие "шумный джаз", сразу были очарованы "новой музыкой". Отдельные сомневающиеся, вроде John Hammond, сперва назвали их звук "слишком цыганским", а Джанго окрестили не иначе как "клоун с мандолиной", но вскоре и они присоединились к всеобщему восхищению.

Некоторые гурманы от музыки усматривали за изощренной виртуозностью гитары и скромным обаянием скрипки отсутствие в Квинтете собственного подлинно джазового начала. Этот предрассудок коренится в представлении, что главным в стиле группы была блестящая техника исполнения. Его распространению немало способствовали гитаристы-последователи Рейнхарда, воспринимавшие его в первую очередь как виртуоза-инструменталиста. Этот стереотип свидетельствует о поверхностном понимании таланта Джанго.

Здесь следует сказать несколько слов об особом вкладе Грапелли в развитие Квинтета. Одна из его самых больших заслуг в этом смысле состоит в том, что благодаря своему врожденному вкусу и тонкости музыкального дара он стал надежным заслоном на пути "фольклоризации" группы. Его волшебная скрипка никогда не ставила под сомнение глубоко джазовые основы Квинтета. Не следует забывать, что успех ставшего знаменитым сочетания струнных в Квинтете был обретен благодаря идеальному соединению весьма разных, подчас диаметрально противоположных музыкальных темпераментов, когда целое оказалось большим, чем образующие его части. Тонкий баланс был бы немедленно нарушен, вздумай один из солистов по каким-либо соображениям стилистически отклониться от этой основы. Весьма вероятно, что именно выразительность и энергичность Джанго не позволяли игре Грапелли превратиться в нечто легкое и бесплотно-привлекательное; при этом Грапелли, в свою очередь, был для Джанго своего рода якорем, прочно удерживавшим его в джазовой твердыне, а заодно и в непонятном и чужом мире "гаджесов". Джанго очень легко мог бы промотать свой талант в псевдо-цыганских, полуфольклорных-полуджазовых выступлениях. Однако Великий Мануш на протяжении всей своей карьеры совершенствовал и дисциплинировал свой подход к музыке, и он до сих пор продолжает удивлять тех, кто видел в Рейнхарде только ящик с музыкальными трюками. Именно эта преданность музыке удерживала его в джазе - цыганском по своей сути, но безупречном по вкусу. Если бы его партнер был цыганом, как и он, из того же социального, культурного и музыкального круга, Джанго легко мог бы поддаться искушению показной виртуозности, пуститься во все тяжкие беспутной жизни бродячего артиста, и как результат - бесследно раствориться среди других таких же талантливых, но никому неизвестных сынов цыганского племени.

Тем не менее, поначалу Рейнхарду и Грапелли не удавалось играть живьем "свою" музыку. "В свое время, вспоминал Грапелли, я пытался работать со всеми возможными аудиториями. И даже вместе с Джанго мы вынуждены были играть темы, не имевшие ничего общего с джазом". Хозяева ресторанов и клубов, где они выступали, и их богатые клиенты видели в Грапелли лишь блестящего салонного исполнителя, а в Джанго - удивительного виртуоза, "Листа гитары", по выражению одного из журналистов того времени.

Но широкая публика, как и сообщество музыкантов, все поняла сразу. Заесжие американские джазмены все как один стремились познакомится с Рейнхардом. Только в 1935 г. клубы, в которых работал Джанго, удостоились визитов солистов калибра Louis Armstrong ("Brick lop"на Монмартре), Coleman Hawkins и Arthur Briggs ("Stage B" на Монпарнасе), Benny Carter ("Chez Florence"), а также Bill Coleman, Big Boy Goodie, Fletcher Allen и многих других. Можно только сожалеть, что совместные джемы Рейнхарда с этими артистами не были записаны.

Однако то, что сохранилось (практически чудом, учитывая методы записи тех лет) - это уже очень не мало. По счастью, как только гений импровизации Джанго был принят публикой и критиками, сохранение и сбор его записей стало главной заботой дискографов французского джаза. Весьма скоро интерес к Quintette du Hot Club de France, хотя он и существовал весьма недолгое время, вышел и за пределы Франции.

Back Next


Биографии звезд джаза . История джаза . Ноты джазовых стандартов . История музыкальных инструментов . джаз Миди . джаз MP3 . джаз Фотогалерея . Учебные пособия . Ссылки . джаз Форум . Контакт . Словарь джазовых терминов . главная